Без обиняков. Сеанс политического реализма

Написано kombat | в категориях Всемiрный Хазарский каганат, Евреи, жиды и жидовствующие, Ещё о неруси, Российский улус, Русофобия, Русские - защищайте Своих, Русский национализм, Толерантность - это духовный сифилис | 12.10.2016 00:16:29

11.10.2016

Без обиняков. Сеанс политического реализма

Можно много говорить о текущем положении, можно тщательно отслеживать события до мельчайших деталей, можно улавливать колебания маятника. Но в какой-то момент понимаешь, что колебания эти, сами по себе весьма любопытные, мало что меняют в тех принципиальных для русских людей вопросах, которые занимают умы многих неравнодушных людей и ответы на которые они пытаются найти в текущем политическом калейдоскопе. Давайте же трезво и без иллюзий посмотрим в глаза суровой правде.

Русская весна закончилась. Подъём сменился усталостью и раздражением. Зачаток русского национального самосознания благополучно задавлен на корню. Вне сомнений, она дала важный опыт, как положительный, так и отрицательный, и прежде всего опыт низовой самоорганизации. Но в то же время она показала, насколько наивны надежды на то, что сам по себе народный порыв может привести к политически значимым результатам.

От Донбасса и Новороссии Москва отказалась окончательно. Можно спорить, передаст ли РФ укрохунте границу в этом году или в следующем, это уже не имеет никакого значения. Слив политический и психологический уже состоялся. Уже никто и не думает больше, что ОРДиЛОсОСы станут точками кристаллизации русского дела и воссоединения русских земель, напротив, мечтают, чтобы устроенный там кошмар поскорее закончился.

Никакого вторжения на укру и ликвидации хунты не будет. Как бы ни объясняли трезвомыслящие люди всю опасность сохранения нынешнего режима и самого политического образования под названием «Украина» для России и русских, Москва на активные действия на этом направлении не пойдёт. Частично из-за недооценки исходящей угрозы, частично из-за переоценки собственной возможности её нейтрализовать в любой момент.

Мышление в сугубо военном разрезе как таковое здесь тоже скорее мешает, чем помогает адекватно осмыслить проблему: политическая, экономическая и идейная угроза, исходящая от укры, никак не меньше угрозы военной, но вопрос о её нейтрализации не ставится вообще. Тогда как нейтрализация возможна лишь в том случае, если у противника возникнет чёткое понимание, что Россия возвращается «по-взрослому» и всерьёз и берёт на себя контроль за территорией. В этом случае укра «ляжет сама», без особого сопротивления. Любые же ограниченные или временные операции, не предполагающие прямого контроля и управления, только укрепят бандеровский режим, сколь бы острыми и сокрушительными они ни были. Поскольку вариант с прямым управлением в Москве не рассматривают даже гипотетически, любые надежды на решение украинского вопроса заведомо беспочвенны.

Зарубежные русские как политическая группа Москву не интересуют. Ни нынешнюю власть, ни её гипотетических преемников. В Москве нет сил, готовых поднимать вопрос о судьбе русских вне РФ, не говоря уже об ирреденте. После конфликта в Донбассе эту карту не будут разыгрывать даже в пропагандистских целях или в целях внутриаппаратных боёв. Любому, кто заикнётся про защиту соотечественников, дадут по рукам быстро и чётко, как дали Медведеву после его недавнего выступления. Всё, полный блок.

Российское общество к проблемам русских вне РФ тоже глухо. Восприятие зарубежных русских именно как русских в лучшем случае присутствует крайне слабо, в худшем отсутствует вообще. Ментальные карты уже сформировались, времени на то, чтобы их трансформировать усилиями «снизу», уже не осталось. Кого не разбудил Донбасс, тот уже не проснётся.

На реальную конфронтацию с Западом Москва не пойдёт даже на ограниченном локальном театре и при наличии у неё стопроцентного преимущества. Никакие удары Запада не заставят российские властные кланы отказаться от собственного, десятилетиями внедряемого курса на достижение сделки или так называемого «системного компромисса» с Западом. Приход Киллари и её воинственная риторика кремлёвских решал не пугает, «сторгуемся». Любое нагнетание обстановки со стороны РФ – по определению либо фейк, либо заказуха, согласованная с тем же Западом.

Но от полномасштабного кризиса Москву это не избавит. Ей придётся заплатить за свою податливость и предательство русских, и цена будет немалой. Однако русским от этого легче не станет. Нет никакой гарантии, что грядущий кризис пробудит национальное самосознание и заставит понять то, что так и не заставила понять Новороссия. Скорее наоборот, кризис может усилить раздражение пассивного большинства от «хотелок» политических активистов и перенести на них ответственность за уход «сытого» путинского времени.

«Мягкой» передачи власти от Путина к либералам, как того хочет Запад, не получится. Слишком много игроков с противоположными интересами. Но силы, которые смогут включиться в игру, не будут дружественны русской идее. При определённых условиях может встать выбор между сохранением целостности РФ с нерусской, давно опротивевшей властью или образованием малых, более «комфортных», на первый взгляд, государств.

Вмешаться в этот процесс русские смогут только в том случае, если к этому моменту будут иметь хотя бы базовую организационную платформу и возьмут под свой контроль какой-нибудь критический для Запада и Кремля актив – территорию или трубопровод, или стратегически важную воинскую часть. Нужен инструмент для шантажа и политическая воля его использовать. Нужна зримая готовность пойти на крайние меры, вплоть до полного обрушения и принесения себя в жертву, но не уступить выруси у власти и около неё. Причём шантаж этот должен быть резким, острым и болезненным. Нельзя тянуть время и идти на вязкий торг, дожидаясь, пока противники адаптируются и выработают контрплан. Они впадают в ступор, только когда сталкиваются с иной логикой, с логикой Идеи, а не логикой бабла и торга. Тот факт, что в мире есть вещи и люди, которые не продаются и не покупаются, им неподвластен, и только это может сломить кремлёвских решал.

В противном случае русские останутся пассивными зрителями и объектом манипуляций. Либо же им придётся примыкать к одной из противоборствующих сил, идти на сделку и пытаться влиять на власть изнутри.

Учитывая слабость русского самосознания, в обществе на момент кризиса русская идея вряд ли будет предметом консенсуса и единодушного одобрения, поэтому сразу надо рассчитывать на ограниченный театр действий. Мы можем брать остротой и глубиной, но не шириной. Ждать, когда до всех «дойдёт», или пытаться «объединить всех патриотов» абсолютно бессмысленно.

Однако все эти варианты возможны лишь при условии наличия собственной структуры. Без неё речи о каком угодно влиянии быть не может по определению. Как показал опыт Русской весны, консолидация происходит достаточно быстро при наличии лидера и внятной конкретной цели борьбы. Просто так, в вакууме, «спасать Родину» в абстрактном смысле русские не торопятся. Политическая возня вокруг общих лозунгов действенную структуру создать не позволит. Скорее, она может «вырасти» из секторальной, ориентированной на конкретную цель группировки. Собственно, и русское сознание пробуждается не столько в ходе рассуждений о судьбах России, сколько в конкретной проблемной ситуации, зачастую в духе «наших бьют».

Ни одна из нынешних структур в российском обществе не сможет стать опорой потенциального сопротивления. Ни политические, ни административные, ни социокультурные, ни даже религиозные структуры РФ сегодня не способны «поднять знамя». Все они устроены таким образом, чтобы подавлять, а не стимулировать русское сознание. Максимум возможного – превращение каких-то их сегментов в ресурс для будущей русской политической структуры.

И до, и во время кризиса русских будут загонять в множественные «структуры-спойлеры». А редкие «неспойлеры» будут дробиться изнутри и всячески дискредитироваться. Иными словами, гарантии никакой. Но с другой стороны, собственная структура сама по себе – уже ресурс, позволяющий если не влиять, то хотя бы выжить. Поэтому консолидация – залог выживания. На любом уровне. Местном, региональном, «родоплеменном», профессиональном, церковном.

Но даже в этом случае не надо заранее обольщаться. Надежды мало. Крайне мало. Откровенно говоря, только чудо может спасти Россию. Но уповая на него, надо, вместе с тем, чётко осознавать всю опасность нынешнего положения и реальные перспективы его дальнейшего развития. Тем же, кто трезво понимает ситуацию, остаётся только пытаться раскрыть глаза на неё как можно большему количеству русских людей. И обеспечивать запасные аэродромы.
Текст на Политпрогнозе