«Всплеск и пустота. О левацкой критике национализма». Мысли вслух на преобразование К25 в О(р)НД

Написано kombat | в рубриках Русский национализм, Русский проект Развития | 31.05.2016 12:14:28

http://miguel-kud.livejournal.com/152637.html

Всплеск и пустота. О левацкой критике национализма

valery_lov7518

Оригинал взят у miguel_kud в Всплеск и пустота. О левацкой критике национализма

Недавняя реорганизация «Комитета 25 января» в «Общерусское национальное движение И.Стрелкова» и публикация окончательной декларации ОНД вызвали шквал недовольства среди тех недавних симпатиков комитета, которые тяготели к левым идеям и остались недовольны однозначным поворотом родившегося движения в сторону русского национализма.

ОрНД

Лично мне обличительный шквал именно в этот момент показался незаслуженным. Ни поворот к национализму в названии организации, ни замена слабого проекта декларации на «приглаженный» вариант с целым рядом достойных тезисов абсолютно не были плохими, дискредитирующими событиями. ОНД Стрелкова есть за что критиковать, но уж точно не за переименование комитета и улучшение проекта декларации, то есть не за два публичных события, случившихся на прошлой неделе и сделанных леваками поводом для разрыва.

Мало того, с точки зрения внешнего наблюдателя нападки выглядят некрасиво именно по той причине, что начались в ответ на позитивные сдвиги. Выходит, левые с зубовным скрежетом терпели национализм в Комитете 25 января, даже когда Крылов и Просвирнин выступали в поддержку бывших соратников-заукров, а Холмогоров рьяно агитировал за Путина. Они даже нашли пару слов в оправдание национализма, когда за основу чернового варианта декларации была взята вполне «либерастическая» программа НДП (Национально-демократической партии). Но вот даже Крылов и Просвирнин учли поступившую критику и открестились от заукра Соловья, в принятом варианте декларации содержится чёткое отмежевание от правящего режима, а родство с евроцентризмом НДП сведено до минимума – и тут вдруг левые припомнили националистам все прегрешения!

Получилось, что пока комитет барахтался в луже политического нейтралитета, озвучивал программы детсадовского уровня и нёс прочую лабуду, левых всё устраивало. Но стоило ему чётко высказаться об общерусских национальных интересах, поставить во главу угла задачу сохранения русского народа, провозгласить неприятие разделения и постсоветских границ, заявить о защите русских за рубежом, так сразу посыпались обвинения в реакционерстве и архаичности. Можно подумать, что именно безрезультатность была целью участия левых в общей «движухе» с националистами, а провозглашение русских национальных целей – это и есть та самая «запретная черта», за которой любых националистов начинают «мочить» не только открытые сурковские подхалимы, но и левые идеологи.

Скажу честно, мне самому декларация не нравится из-за, простите за тавтологию, «декларативного» характера: потратить четыре месяца на формулировку только лишь нескольких русских целей, пожеланий «за всё хорошее», – это позорное затягивание. С такими темпами вряд ли движение дозреет до разработки качественной программы реализации этих целей – слишком много «летальных генов». Но «раз пошла такая пьянка», то, прежде чем разбирать декларацию, необходимо коснуться альтернативных предложений, поступивших со стороны её левых критиков. А то вдруг окажется, что альтернатива – ещё хуже?

К счастью, такая альтернатива сформулирована членом К25 el_murid‘ом в виде собственного проекта декларации и нескольких поясняющих записей в блоге (1, 2 , 3, 4), которые мы попробуем разобрать.

Может ли «справедливость» быть национальной идеей?

В альтернативном проекте декларации предлагается объявить целью движения проведение модернизации на основе справедливости, а саму справедливость – назначить русской национальной идеей, как это делал философ Ильин. Здесь перемешаны сразу несколько ошибочных представлений.

Начнём с того, что в светском мире объективной справедливости, эталонный образец которой записан где-то в священных скрижалях или содержится на небе в виде универсалии, не существует, а для верующих она – Божественный атрибут, непостижимый полностью для человека. А существуют, рождаются и умирают различные идеи справедливости, каждая из которых осмысленна и актуальна в своём контексте. Эти идеи конкурируют между собой и подвержены культурной эволюции – сохранению либо преемственности, визоизменению и естественно-искусственному отбору.

Оценка «справедливо-несправедливо» не объективна, а основывается на идеях, записанных в нашем мозге. Следовательно, справедливость – это не более чем идея, записанная в мозгах индивидуумов, составляющих данное общество. Идеи же эти можно изменить путём внушения и самовнушения, обычно – путём логических построений на основе новой информации, с помощью новых идей, найденных активно самим человеком или внушённых обществом через средства массовой информации или персональные сообщения. Именно так, через изменение оценок отдельных людей, меняется здравый смысл (или обыденное сознание) общества. Официальный же набор представлений о справедливости, выраженный на бумаге и освящённый авторитетными людьми, специалистами, референтной группой, представляет собой основу любой идеологии и находит своё выражение в правилах поведения, принятых в данном обществе. Понятие о справедливости у индивида может существенно отличаться от справедливости здравого смысла, разделяемого большинством граждан, и справедливости, выраженной идеологией.

Превалирующие представления индивидов данного общества о справедливости находятся в огромной зависимости от изменяющихся условий и материальных интересов. Например, если в одной стране перенаселение, а в другой – недостаток населения, то с точки зрения первой страны справедливо передать часть земли от второй страны первой. Естественно, мнение жителей второй страны будет другое, и они могут посоветовать жителям первой страны поменьше рожать. Наследование несправедливо с точки зрения нового поколения (кроме тех, кто получает наследство), так как нарушается равенство стартовых возможностей, но оно справедливо с точки зрения старшего поколения, которое желает оставить накопленное трудом их жизни своим потомкам. Далее, справедливость внутри нации отличается от справедливости при взаимоотношениях между нациями. Справедливо ли, что лентяй в России имеет больше, чем работяга из Вьетнама? Ресурсы Земли распределены по планете неравномерно. Нефть есть в странах Персидского залива, Венесуэле, России, США и других странах, она важнейший источник не только энергии, но и сырья для химического синтеза. В Чехии и во Франции есть уран, а в Италии нет (что затрудняет использование этой страной атомной энергии). Возникает вопрос: а почему природные ресурсы, в создании которых человек не принимал участия, должны принадлежать только той стране, где они находятся? Например, почему нефть Аравии не должна принадлежать всем? Она ведь жителям этой страны вообще была не нужна, пока в Европе и Америке ей не нашли промышленное применение, что позволило резко повысить благосостояние! Или справедливо ли то, что в последние 2-3 века основные затраты на создание современных технологий понесли англичане, немцы и американцы, а пользуется ими весь мир?

Обзор представлений о справедливости неизбежно подводит к выводу, что каждое из этих представлений всегда частное и не может быть общим для всех людей на планете. Всеобщей (абсолютной) справедливости в мире не существует, поскольку всё зависит от системы координат, а точнее – выбранных критериев справедливости. Не может быть одной и той же справедливости для волка, овцы и хозяина овцы – у каждого из них своё представление о справедливой судьбе овцы на курбан-байрам. Нет объективной справедливости, а есть различные идеи о ней.

На практике, в разных обществах в разное время доминируют и используются разные представления о справедливости. Но что значит распространение и широкое использование в том или ином обществе каких-либо представлений о справедливости? Это значит, что данное представление является по существу специфической культурной установкой, идеей или программой поведения. Можно сказать, что на Земле конкурирует много представлений о справедливости. Эти представления также подвержены распространению, изменению и естественному отбору. Выживание, распространение и доминирования того или иного представления о справедливости зависит от социальных условий, от самочувствия людей при общественном устройстве, в основу которого положено одно из представлений о справедливости. Выживание и развитие общества, в свою очередь, зависит от того, какому представлению о справедливости соответствует его устройство, ибо оно может противоречить интересам общества. Поэтому господствующее представление о справедливости играет важнейшую роль. Если в обществе, например, под влиянием бедствий, распространилось альтернативное, более перспективное представление о справедливости, отвечающее требованиям времени, то возможна социальная революция, изменяющая общественное устройство на такое, которое больше (или меньше) соответствует интересам народа. Если представление о справедливости совпадает с фактическим устройством или одно и другое мягко модифицируется элитой, то революции не происходит. Если устройство противоречит интересам общества, оно гибнет, а вместе с ним – и представление, приведшее общество к гибели. Когда принятие на вооружение определённого представления о справедливости, навязанного той или иной идеологией, не способствует развитию страны в соревновании с соседями и, таким образом, ставит под угрозу её выживание, то с таким представлением надо бороться. Тем более не может идти и речи о том, чтобы просто провозгласить справедливым такое устройство, при котором большинству населения будет более комфортно в данный момент.

В истории стремление к справедливости выступает сильнейшим мотивом к революционной деятельности, к стремлению изменить мир – либо внутри страны, либо вне её. Чем больше человек разделяет данное представление о справедливости, тем больше вероятность его реализации. Всё это универсальные принципы, никакого отношения к русскости не имеющие. Деятели британской или французской революций боролись за справедливость, даже бунтари-борцы «за свободу» тоже выступали за более справедливое (в своём понимании) устройство, в котором будет больше свобод, американцы свергали режимы в других странах тоже под лозунгами, выводящимися из чьих-либо представлений о справедливости.

Таким образом, справедливость в каждом отдельном случае – это просто конкретное представление об оптимальном миропорядке, которое выступает мотивом практически любой «движухи» по переустройству мира либо, напротив, по защите устоявшегося порядка в борьбе с оппонентами, у которых другое представление о всё той же справедливости. В русском обществе в тот или иной исторический период бытовали различные идеи о том, что есть «справедливо», «правильно», «достойно и праведно» (дохристианские, затем христианские , православные и криптокатолические, масонские, еще позже – коммунистические…). Но в самой по себе справедливости (понимаемой абстрактно) нет и не может быть ничего специфически русского, в ней нет и не может быть никакой специфической политической идеи. Сказать «я за справедливость», в общем случае, – это просто то же самое, что заявить «я призываю или готов бороться за то, что лично мне кажется справедливым, против того, что кажется справедливым другим». Ну, разве что, апелляции к справедливости могут быть политически выгодны данному оратору, если его личные представления о справедливости совпадают с таковыми у большинства аудитории. Однако связывать стремление к справедливости с русской цивилизационной идентичностью, как это предлагает el_murid, – верх неадекватности.

Те, кто призывает объявить справедливость русской национальной идеей, на самом деле не имеют за душой содержательных предложений, которые было бы не стыдно предъявить непосредственно. Справедливость не является самоочевидным ориентиром, который не надо обосновывать в конкретных случаях хотя бы тем аргументом, что этого хочет подавляющее большинство. Тот же Мюрид предлагает понимать под справедливостью «баланс между правом и ответственностью», то есть определяет одну абстракцию через другую. Немного подумав, мы поймём, что оптимальный «баланс между правом и ответственностью», опять-таки, будет определяться конкретным представлением о справедливом соотношении прав и ответственности. Этот самый «баланс» просто восходит к схоластической марксистской традиции, бесконечно обсуждавшей «соответствие производственных отношений развитию производительных сил» и прочие общие формулировки, которые можно наполнить любым содержанием на заказ, а затем ещё и подправить выданную интерпретацию задним числом на новый заказ.

А теперь давайте сравним никого и ни к чему не обязывающую формулировку о справедливости с теми конкретными целями, которые сформулированы в декларации ОНД: спасение Новороссии, воссоединение русских земель, защита русского человека, пересмотр незаконной приватизации 90-х, пресечение рейдерства, создание честной судебной системы, политический плюрализм и возможности для оппозиции, отмена незаслуженных преференций для этнических административных образований и т.д. Да, со многими пожеланиями документа можно спорить, другие сформулированы так, что допускают разную реализацию, некоторые пункты вообще касаются частностей и вызваны ошибочной интерпретацией, ничего не сказано о способах достижения цели. Но это реальная декларация, в которой авторы, не бряцая красивыми конструкциями про справедливость, пояснили, какой именно справедливости они хотят добиться. А формулировкаel_murid‘а – это прикрытая красивой словесной шелухой пустота, которую можно наполнить любой конкретизацией, лишь бы были решение начальства и прыть идеолога.

Какая модернизация нам нужна

Как уже говорилось выше, в проекте декларации от el_murid‘а на основе справедливости предлагается произвести модернизацию и побороть происходящую во всех сферах деградацию. Иными словами, конкретное содержание справедливости в понимании автора, актуальное в данный момент, не раскрыто, но на его основе предлагается проводить модернизацию. Это вообще рассчитано на заворот мозговых извилин, потому что чаще всего в истории, наоборот, народ очень консервативен и для успешного проведения модернизации, разрушающей привычный уклад, необходимо соответствующим образом помочь трансформации народных представлений о социальной справедливости либо смягчить переход с помощью компенсаций – иначе общество не примет новый порядок и модернизации не получится. Сама же по себе цель модернизации может быть вызвана каким угодно мотивом, в случае «принудительной» модернизации сверху это чаще всего необходимость сделать страну устойчивой против внешнего воздействия, повысить обороноспособность, авторитет страны на международной арене и т.д., то есть в большинстве случаев мотивы не имеют отношения к социальной справедливости, к которой обычно сводятся разговоры о справедливости в левой среде.

Безусловно, современная Русь нуждается в модернизации, однако её мотивация и направление должны следовать из иных соображений. Сначала надо провозгласить общенародные цели, затем составить программы их достижения, и в ходе разработки программы станет ясно, в чём именно мы должны стать лучше, стать более современными. Например, для развития обороноспособности надо поднять определённые отрасли, для ускорения экономического роста нужно так-то и так-то осовременить госрегулирование, для реализации политических свобод нужно подправить некоторые законы и усовершенствовать правоприменительную практику. Вот откуда возьмётся направление модернизации.

В этом плане больше всего возмущают попытки левых представить национальные проблемы следствием архаизации и навязать публике ложное представление, будто их, левая программа «модернизации», исходящая из их, левых представлений о социальной справедливости, автоматически решит национальные проблемы. Тот же el_murid пишет:

«В условиях отказа от развития более успешными формами организации общества становятся всплывающие архетипы — то есть, формы организации, присущие более ранним ступеням развития. Возникают сословия, получает преимущество обычное право (которое мы называем «понятия»), востребуются более агрессивные и примитивные формы поведения.

Естественно, что преимущество получают те общественные группы, которые в силу нерешенных проблем прошлого этапа развития не поднялись на более высокую ступень развития. Именно этим обусловлено засилье национальных диаспор, прорыв на все уровни управления, включая высшие, бандитов и уголовников, создание архаичной модели успеха как захват собственности и материальных благ в ущерб внутреннему: нравственному и творческому развитию. Они более приспособлены к дичающей вокруг нас обстановке, поэтому неудивительно, что дикари и бандиты сегодня имеют преимущество во всех областях и сферах жизни.

Говоря иначе — проблема носит не национальный характер. «Дикие горцы» и не менее дикие «дети пустынь», доминирующие сегодня и навязывающие свои правила поведения, являются не причиной, а следствием существующих проблем». Лозунг «Хватит кормить Кавказ (или Среднюю Азию)» не разрешает возникшее противоречие — деградация охватила всю страну, а значит, впоследствии будут предлагаться новые решения: «Хватит кормить Москву (Сибирь, Дальний Восток, Поволжье)». Это тупик. Нет проблемы угнетения русского народа — есть проблема деградации страны.

Решение этой проблемы лежит в соответствующей ей плоскости — развороту в сторону восстановления сложной многоукладной экономики, выдвижению программ развития, модернизации страны по вертикали (управление) и горизонтали (общество)».

Написанное тут – прямой обман, основанный на объявлении второстепенной причины текущих бед главной. В самом деле, сама по себе архаизация добавляет свой вклад в картину создания невыносимых условий для жизни русского народа. Мне думается, если бы в стране не были ликвидированы наука и машиностроение, у русских были бы более высокие доходы и они бы испытывали меньше дискомфорта в связи с тем, что некоторые отрасли непропорционально контролируются инородцами, например, торговля, транспорт, гостиничный и ресторанный бизнес – кавказцами и азиатами. Но не факт, что самой проблемы бы не было. Мало того, автор сознательно закрывает глаза на то, что многие нынешние национальные проблемы и бедственное положение русского народа являются неизбежным «продолжением и развитием» «ленинской национальной политики», как то создания украинской нации и привилегий чеченцам при советской власти, хотя никакой архаизацией (в понимании el_murid‘а) тогда и не пахло! (Отдельный вопрос, при чём тут к построению многоукладной экономики, которую автор считает частью модернизации, представления о справедливости, под которой автор понимает какой-то там баланс прав и обязанностей – это вообще не поддающийся объяснению логический выверт!)

Да чего далеко ходить – можно вспомнить стремительную модернизацию США, которая шла весь XIX на фоне истребления и деградации индейцев и соответствовала представлениям о справедливости белого большинства населения США. Стало ли легче американским индейцам от построения многоукладной экономики США, самой современной в мире? Вот так же и с русскими будет, если убрать национальную повестку дня. Многоукладная экономика сама по себе не решит тех проблем, которые стоят перед русским народом, главной из которых, как правильно определил в своём выступлении Андрей Разумовский, является выживание. Если в такой экономике (кстати, странно, что модернизация в левой трактовке сводится лишь к построению многоукладной экономики, на самом деле это гораздо более комплексный процесс) основные звенья которой будут контролироваться людьми, чуждыми русской культуре и равнодушными к интересам России, это не только не улучшит, но и серьёзно усугубит положение. В конце концов, для того, чтобы заниматься экономической модернизацией страны, нужна соответствующая мотивация. А что может заставить народ строить свою самодостаточную экономику, кроме идеи национального выживания и величия? Без неё вся модернизация сведётся к построению современных коттеджей в разрушенной деревне, каковую картину, в принципе, можно часто наблюдать на отечественных просторах. Этот единственный пример напрочь отвергает тезис об автоматическом решении национальных проблем по мере модернизации.

Несмотря на это, с упорством, достойным лучшего применения, один левый идеолог за другим пропихивает привычную мантру: «Нет проблемы угнетения русского народа – есть проблема деградации страны». Снять русский вопрос как таковой, отрицать даже малейшую проблему в этой области и подменить национальную проблематику социальной, чтобы народ не имел других мечтаний, кроме как обустройства той страны, которую оставят её победители, с тем населением, которое победители заставят принять. Это – политическая программа одной из политических партий РФ после поражения и слива всего и вся, не ставящая целью восстановление позиций страны и прав русского народа.

Здравомыслящие националисты не будут отрицать существование и важность социальной проблематики, не сводящуюся к национальной повестке дня. И никто не мешает левым сформулировать и выдвигать свои предложения по социальным реформам, а затем добиваться их претворения в жизнь. К сожалению, в этой части у современных российских левых либо звенящая пустота, либо идеи, которые ничем не помогут, либо просто вредоносные предложения. А вот другим рассматривать общественные проблемы не в социальном разрезе они запрещают. Вот тот же el_murid поучает:

«Национальные проблемы являются частью общей системы, а поэтому их даже теоретически нельзя рассматривать отдельно».

То, что здесь написано, – методологическая глупость, прикрытая квазифилосовским размышлизмом, рядящимся под общесистемный принцип. Да, всё со всем связано и всё от всего зависит, однако в конкретных приложениях нам приходится рассматривать упрощённые модели, в которых число факторов ограничено, и эти модели часто бывают более эффективны при практическом приложении, чем сложные модели, точно учитывающие много факторов. Любая операциональная научная модель всегда ограничивает число факторов и рассматривает только какой-то срез действительности. Оптимальный выбор модели – это уже инженерная задача, определяемая конечной практической целью. В общем случае нельзя заранее сказать, что какая-то ограниченная модель негодная: надо смотреть в конкретной ситуации, а не выводить из общесистемных принципов, будто что-то там «даже теоретически нельзя рассматривать отдельно».

Поэтому, безусловно, в практической политике надо будет решать и социальные, и национальные проблемы. А отказываться от того, чтобы даже ставить рассматривать русские национальные цели, которые потом надо будет преследовать в практической политике, никак нельзя. Я не вижу ничего предосудительного в том, чтобы националистическая организация ставила перед собой первоочередные национальные цели, не отказываясь от рассмотрения социальных задач в союзе с партиями, преследующими социальные цели.

Снова об олигархической тематике в левой риторике

Напоследок коснёмся ещё одной темы, постоянно рассусоливаемой леваками (не в данных постах el_murid‘а, хотя в других материалах он её тоже затрагивает) – будто бы предопределения всех проблем олигархическим характером государства. Мол, Укра такая плохая к русским только потому что в ней правят олигархи, а вообще она белая пушистая. Или РФ предала русских на Украине только из-за власти олигархической группировки, испытывавшие классовую солидарность с Порошенко и Коломойским, а так бы дошла до Ламанша.

Сразу оговорюсь: из того, что я напишу ниже, никак не следует, что я за олигархов. Не питаю никакой симпатии к тем ублюдкам, которые уворовали огромные куски собственности во время залоговых аукционах или обогатились на коррупционных субподрядах «Газпрома»; считаю необходимой привлечение их к ответственности и пересмотр результатов приватизации, вплоть до полной конфискации имущества. Люди должны иметь возможность становиться сверхбогатыми, если это обусловлено их заслугами, а экономическая система должна быть настроена так, чтобы сохранить огромную собственность удавалось только при условии эффективного управления ею. Наличие огромных богатств не должно автоматически влечь за собой повышенный доступ к властным рычагам. Конкуренция и возможность подняться из низов должна сохраняться. И т.д. и т.п.

Однако олигархическая проблематика – совершенно третьестепенный фактор текущего кризиса. И когда левые ставят его во главу угла, обсуждая даже проблемы Новороссии, это напоминает анекдот про Вовочку, который, глядя на кирпич, думал о женщинах, потому что всегда о них думал. Фактически, левые пошли на поводу у идеологов Майдана, которые сумели растравить чувства скачущих баранов антиолигархической риторикой для того, чтобы сделать Украину более русофобской, но так ничего и не сделали с проблемой олигархов.

На самом деле, не олигархи стали причиной русофобского дрейфа Украины и идущей войны. Процитирую собственную статью декабря 2013 г. на эту тему:

«Принято считать, что Украина управляется олигархами в их интересах. Но при этом не упоминается, что понимание олигархами собственных стратегических интересов и способы участия в госуправлении не являются результатом надёжного расчёта и понимания действительности. Они, скорее, навязаны присными олигархов и киевскими политологами, которые, в свою очередь, воспитаны националистической интеллигенцией и прозападными СМИ. Мотивация и способ мышления последних имеют давнюю предысторию, задавшую устойчивую антироссийскую индоктринацию, и подпитываются новыми поколениями студентов и выпускников, ими же и выращенными, подпитывается благодарной реакцией «простого народа», ими же сотворённого. В свою очередь, олигархи, наряду с западными фондами, принимают участие в финансировании СМИ, развитии гуманитарного образования и регулировании киевской политологии, но управляют ими через своих присных, тоже видящих проблему в заранее заданном ракурсе. Зависящий от олигархов госаппарат привечает и подпитывает зарплатами националистическую интеллигенцию, которая косвенно (см. выше) формирует госаппарат и задаёт мышление олигархов. Скажем, с денежной точки зрения многим украинским олигархам было бы выгоднее стать российскими олигархами, оговорив почётные условия вхождения в Россию, но общий настрой и нелепые предубеждения не позволяют думать, что на Востоке их ждёт что-то, кроме судьбы Ходорковского.

В общем, украинский «истеблишмент» давно сплёлся в тугой клубок, не поддающийся изменению с помощью выборной смены власти, переубеждения рациональными аргументами, интеграции экономик. Даже смена линии олигархов либо переход к неолигархическому режиму центральноевропейского типа не сможет переломить общий вектор. Ведь, за исключением краткосрочных пертурбаций, ментальная, консциентальная власть националистической интеллигенции, прекрасно обходящейся без экономики и производства на Украине, а также способной обходиться без олигархов, куда сильнее экономической власти олигархов».

А теперь разберём тезис о якобы олигархическом характере РФ. Это тоже ерунда: в современной РФ нет олигархического строя в том смысле, который обычно подразумевается. Мол, сверхбогатые люди имеют возможность приказывать власти. Наоборот, место во власти создаёт участки для «кормления» и отсюда возникают сверхбогатства, которые «улетучиваются», как только ограничивается доступ во власть. Пример гражданской супруги и пасынка Примакова, потерявших авиакомпанию сразу после смерти знаменитого Примуса, это подтверждает. И предательство русских везде и всюду не связано с «капиталистическим» характером РФ, а является застарелой болезненной чертой общества, которая проявлялась и при СССР, и при Российской империи и которую надо преодолевать. Массовое одобрение «хитрого плана» – это явление не только богатой прослойки общества, а самой по себе идеологии эрэфянства, приверженность которой не зависит от богатства.

Таким образом, левая трактовка проблемы с олигархами не выдерживает никакой критики. Постсоветская правящая верхушка представляет собой совсем не тот монолитный класс, о котором идёт речь в базовых работах Маркса. Это причудливый симбиоз советской номенклатуры, силовых органов и криминалитета, объединившихся в различные кланы с целью контроля над определёнными ресурсами и объектами собственности. Контроль этот возможен только через государственные структуры, поэтому путинский режим часто называются гибридным или государственным капитализмом, в котором власть и собственность переплетаются между собой. Только если в классическом капитализме собственность порождает власть, в этом случае власть порождает собственность. Отсюда критическая необходимость участвовать в политике, чтобы обеспечить своё выживание под государственной крышей.

Ни о какой классовой солидарности там речи быть не может. Это просто серпентарий пресмыкающихся, хронически не доверяющих друг другу, между которыми максимум, что может возникнуть, – это ситуативное сотрудничество, как правило, на почве унасекомливания другой гадины. Кстати, именно это хроническое недоверие было важнейшим препятствием на пути вступления Укры в Таможенный союз. Укромагнаты панически боялись Кремля и того, что российские «братья по цеху» позарятся на их активы. Исключительно из классовой солидарности, ага. На Донбассе тоже пересеклось немало интересов различных бизнес-кланов, и кто с каким конкурентом борется можно понять хотя бы по тому, какие предприятия попадают под обстрелы. Солидарностью там и не пахнет.

Признание укрохунты Кремлём также нельзя объяснить классовыми интересами. Несомненно, то, что Порошенко принадлежал к кругу старых знакомых для Кремля фигур украинского политикума, да ещё имел бизнес-интересы в РФ воспринималось как «смягчающее обстоятельство», некая гарантия того, что с ним можно договориться. Но сам факт признания был продиктован совсем другими резонами, прежде всего, давлением Запада. И можно с полной уверенностью утверждать, что признание состоялось бы, даже если б хунта объявила о национализации всей собственности и переходе к строительству социализма (кстати, курс на деолигархизацию открыто декларируется хунтой, что не мешает минским процессам). Ведь «мягкий социализм» в белорусском исполнении не помешал «государственнику» Лукашенко признать хунту ещё на этапе фейкового президентства Турчинова!

Одним словом, признание хунты и предательство Новороссии не были ни закономерным, ни неизбежным событием, следовавшим из классовой сущности режимов Украины или РФ или их внутреннего социально-экономического устройства и отношений собственности, но являлись следствием целого ряда геополитических, внутриполитических и экономических факторов, главным из которым является общая направленность внешней политики РФ на признание своего статуса со стороны западного сообщества.

Вот с украинством на Укре и с эрэфянством в Эрэфии и надо бороться ради выживания русского народа, а не выдумывать фантомного врага и подменять борьбой с ним наиболее острую проблему современной повестки дня – национальную.

+     +     +

О(р)НД_Стрелков

Социальная проблематика безусловно важна. Но в нынешних условиях, когда русскому народу угрожает угасание и гибель, необходимо поставить во главу угла проблематику национальную. Она не противоречит социальным целям, но вскрывает ведущий аспект. Более того, экономическое развитие, нужное русскому народу (а не абстрактное, для пришельцев) невозможно без решения нацвопроса. Социальная справедливость, материальное расслоение – это проблема, актуальная для большинства, и её тоже надо решать. (На беду, предложения левых в этой области не идут дальше небесспорных идей прогрессивного налогообложения и национализации предприятий.) Но заострять внимание только на социальной теме – это усугублять непонимание в широкой среде. Большая трагедия русского народа, что даже после ста лет революционной «бодяги» русские до сих пор не поняли, что она направлена против них и не видят своего ущемления даже в пресловутой «ленинской национальной политике», которую левые ничтоже сумняшеся предлагают «расширить и углубить». Ну отрезали там Новороссию с Крымом, волостей-то…

Как бы то ни было, сама по себе попытка ОНД провозгласить главные русские цели, чего (в такой формулировке, включая воссоединение и защиту) до сих пор боялись другие политические организации, является достойным Поступком, даже если у данного движения не удастся их реализовать. А набрасываться на него именно за этот прорыв – неправильно и недостойно.

Автор благодарит уважаемую politnotes за помощь в подготовке материала.

Напишите комментарий

Вы должны войти, чтобы комментировать.